svetlyachok4 (svetlyachok4) wrote,
svetlyachok4
svetlyachok4

Простые волшебные вещи

Я вижу себя на осенних улицах Праги, в немноголюдной кофейне где-то в Старом Городе. Уже середина октября, и заморозки ударили раньше обычного. Я кутаюсь в зеленый плащ и обнимаю ладонями горячую чашку американо. От нее идет ароматный пар, и у меня идет пар изо рта. На улице холодно, и солнце неспешно поднимается из-за остроконечных шпилей собора Святого Вита. Еще нет и двенадцати, и брусчатка под моими ногами только начинает прогреваться под лучами ленивого осеннего солнца. Воздух пахнет замерзшими водами Влтавы, каштанами, корицей и вишневым табаком от соседнего со мной столика. За ним сидит красивый молодой мужчина, курит и пьет какой же кофе, как у меня. И рассеянно озирается по сторонам, словно только что проснулся. Он похож на иноземца, потерявшегося во времени, и от этого мне чертовски хочется подойти и поцеловать его, но я этого не делаю, кто знает, может он вовсе не из наших. Гладкая столешница покрыта испариной и блестит. Скоро хозяин кофейни уберет столики внутрь. На хорошую погоду осталась от силы неделя, и с наступающими холодами в них больше не будет необходимости.

Я смотрю в свою чашку и силюсь увидеть хоть какое-нибудь пророчество. Вытягиваю ноги под столом и сладко потягиваюсь. Мне кажется, что я здесь уже была, хотя на самом деле меня здесь никогда не было. Со мной всегда так. Я лучше всего знаю города, на улицы которых никогда не ступала моя нога. В этом мой дар. Мне даже приятно иногда думать, что я волшебница. Не из тех, что вершат судьбы мира, нет. Скорее из тех, что обладают какой-нибудь милой бесполезной способностью вроде гадания на кофейной гуще или путешествий во сне. Что, если я сейчас встану и поспешу вниз по улице? Я уверена, что за первым же углом я увижу усаженный кедрами и тополями сад с мраморными лавочками, с голубями, подбирающими крошки, и маленьким фонтаном, испускающим несмелые печальные трели где-то в глубине.

А пройдя еще пару кварталов, я выйду на Карлов мост. Там улица идет немножко вверх, и я запыхаюсь, пока поднимусь к первой мраморной статуе у его основания. И солнце будет бить своими шафранными лучами мне прямо в глаза. И сотни туристов будут идти мне навстречу, а один, пожилой немец, заденет меня локтем и даже не извинится, зараза такая. Откуда мне знать все это, если я никогда не была в Праге?

Я допью свой кофе одним глотком, оставлю деньги на столе, встану и понимающе улыбнусь своему соседу с вишневым табаком. А потом пойду на Карлов мост, как и собиралась.

Оголтелая ворона будет путаться у меня под ногами пока я не брошу ей пригоршню мелких подсолнечных семечек, завалявшихся на дне кармана. Я доберусь до середины Карлова моста, перегнусь через парапет, и минуты три буду смотреть на медленные мутные воды реки, ползущие подо мной. У берегов вода подернута тонкой ледяной коркой, прозрачной и чистой, вцепившейся в стебли жухлой травы. Небо сегодня обязательно ясное и голубое, немного холодное, но вполне безобидное. Я поежусь слегка, октябрь все-таки, и всем глупым странникам вроде меня полагается ежиться от холода, коли оделись не по погоде.

А потом я начну рассказывать истории, потому что именно за этим я и прихожу каждый раз на этот мост. Буду мурлыкать тихо, себе под нос. Кто-то, стоящий поодаль, начнет прислушиваться ко мне и даже подойдет ближе, чтобы лучше слышать. А теперь, раз уж у меня нашелся хоть один слушатель, я совсем осмелею, и голос станет громче и звонче. И я буду рассказывать свои истории. В конце концов, это единственное, что я могу делать хорошо и с удовольствием. Рассказывать волшебные сказки – еще один мой дар, хорошенько припрятанный на черный день. Глупо, наверное, но я подумаю про себя, что как же здорово, что этот черный день когда-то настал.

Я расскажу историю о стае журавлей, поселившихся на водяной мельнице на острове Кампа. Их редко кто видел, потому что как только загорается день, достопочтенное семейство из шести персон срывается с гнезда и взлетает ввысь над городскими улицами. Они парят над красными крышами Старого Города и изредка испускают протяжные крики, похожие на длинные скрипичные ноты. Тот, кто отвлечется от повседневной суеты и поднимет взгляд к небу, увидит эту маленькую стаю. И в туже минуту ему покажется, что он слышит плачущие звуки фортепьяно и тихий, едва различимый перезвон древних колоколов. Так звучит волшебный полет журавлей над старой Прагой. Вот уже двести лет эти грациозные птицы занимаются тем, что разносят над городом благую весть. И правда, у тех, кто услышал и увидел нечаянно полет Камповых журавлей, непременно происходит что-то хорошее. Придет долгожданное письмо от родителей, или неожиданная весть о рождении ребенка, или же он узнает, что выиграл в лотерею, или миграционная служба в тот же вечер пришлет уведомление о том, что его виза готова, и он может хоть завтра вылетать в Глазго. Или его любимая согласится выйти за него замуж. А у женщины – так вернется муж с войны, непременно здоровый и невредимый. Да мало ли что. Благую весть от журавлей можно получить, лишь подняв глаза к небу, и никак иначе. Караулить их днем у водяной мельницы бесполезно. Эти мудрые и осторожные птицы возвращаются в свое гнездо лишь после заката, когда в смеркающемся небе их белесые силуэты похожи на бестелесные призраки. Тогда человек терпеливый, если уж дождался, то может попросить птиц о благой новости и для себя самого. Важно улучить момент, потому что спустя мгновение, едва коснутся лапами крыши, волшебные птицы исчезнут, с тем, чтобы вновь появиться на рассвете следующего дня.

Это одна из тысячи историй, которые я иногда рассказываю на середине Карлова моста, пока вокруг меня собираются в кружок люди. Там будет и сказка о волшебном снежном псе Гаспаре, который привел домой компанию заплутавших лыжников. И о старом трубочисте Яцеке, который по ночам сидит на крыше, свесив ноги, и считает падающие звезды. И не дай бог, не досчитается хотя бы одной – уж он-то точно знает, сколько их должно упасть в ту или иную ночь. И об огненном муже с Карловой улицы, обреченному каждую ночь нести тяжеленный мешок на своей сгорбленной спине. Жадный старый ростовщик настолько извел своих соседей при жизни, что после смерти они все также обходят его стороной. Освободит бедолагу от этого бесконечного труда лишь тот храбрец, который сжалится и поможет ему донести мешок от Карлова моста до Староместского рыночка.

У меня тысячи их, этих историй, и я буду рассказывать их изо дня в день до скончания века, а то и до скончания еще пары-тройки веков. Потому что это единственное, что я могу делать хорошо. До бесконечности хорошо. Рассказывать истории о местах, в которых я никогда не была – мое призвание. А еще потому, что любому, кто остановится меня послушать, в эту же ночь непременно приснится чарующий волшебный сон. И людям приятно, и мне не жалко, уж я то знаю цену настоящему волшебному сну.

А когда солнце перевалит за правый борт Карлова моста, я соберу мелочь, которую мне подарили благодарные слушатели, и пойду обратно, по уже знакомой дороге. Осторожно и бережно ступая по мягким кирпичикам мостовой, пахнущим марципанами и таежным мхом, я вернусь на насиженное место в старой кофейне. Закажу себе чашку американо и пирожок с капустой, и, учуяв за спиной запах вишневого табака, я оглянусь и увижу улыбающееся лицо моего утреннего незнакомца, которому хватило терпения дождаться меня к ужину.

Оригинал взят у aeney в Простые волшебные вещи
Tags: интересное в блогах, не мое, рассказы
Subscribe

Posts from This Journal “интересное в блогах” Tag

promo svetlyachok4 september 11, 2016 23:26 3
Buy for 30 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments